О нас
Приглашаем Вас стать участником Проекта!

Зарегистрировавшись, Вы сможете:

  • Заявить о себе из любой точки мира, где Вы живете, поделиться проблемами, рассказать о своей жизни, друзьях, знакомых, о своей семье, представителях своего рода, о планах и надеждах, о том, что Вас волнует, что Вы любите, что Вам интересно!
  • Создать свои сообщества - профессиональные, по интересам, планам на будущее, взглядам на мир, творческие и рабочие группы, найти друзей во всех странах мира, союзников, соратников!
  • Участвовать в формировании и развитии российского цивилизационного «МЫ», всегда ощущая любовь, заботу, поддержку других участников Проекта не только в Интернете, но в реальной жизни – в учебе, профессии, политике, экономике, культуре.
Первая русская женщина-химик — Юлия Лермонтова
Первая русская женщина-химик — Юлия Лермонтова

Юлия Лермонтова стала одной из первых русских женщин-химиков. Она не просто получила высшее образование, что само по себе звучит для того времени невероятно, а защитила докторскую диссертацию и сделала несколько серьезных открытий.

Об Юлии Лермонтовой, родственнице поэта Михаила Лермонтова, известно не так и много. Только благодаря упоминаниям ее имени в воспоминаниях родственников и друзей, можно сложить полноценную картину ее жизни. А, между тем, она была одной из первых русских женщин, которые получили в Европе докторскую степень. Юлия Лермонтова активно вела исследования в сфере переработки нефти, а также смогла найти ошибку в известной формуле вещества под названием дифенин.

Михаил Лермонтов

Юлия родилась в Санкт-Петербурге в известной российской семье в 1846 году. Ее отец, Всеволод Лермонтов, был генералом, директором Московского кадетского корпуса, троюродным братом поэта Михаила Лермонтова. Еще в детстве девочка стала проявлять интерес к точным наукам. Отец и мать поощряли эти стремления. Благодаря положению в обществе Всеволод Николаевич мог и выписывал ей лучших учителей кадетского корпуса. Естественно, уроки давались в частном порядке, на дому, ведь барышне не место в казармах.

«Дочь с раннего детства поражала меня и супругу необыкновенной для девочки тягой к химии. Нас не могло это не удивлять, но и препятствовать не могли — слишком любили и стремились угождать во всем…», — писал в своих воспоминаниях Всеволод Лермонтов. В результате Юлия получила блестящее по тому времени образование.

Подруга Юлии, российский математик и механик Софья Ковалевская (в девичестве Корвин-Круковская — прим. ред.), так писала об этом в мемуарах: «Отец гордился успехами дочери и даже ставил ее в пример иным неслухам-кадетам: небесное хрупкое создание, а в химии — науке новой, сложной и в будущих военных кампаниях очень нужной — любому из будущих офицеров фору даст! Однако вскоре папенька уже не радовался обнаружившемуся в ребенке таланту химика. Девочка незаметно выросла, но не хотела ни нарядов, ни балов, а лишь новых знаний, а в России ей учиться дальше было просто негде и нечему».

Софья Ковалевская

Действительно, со временем стало понятно, что мечты девушки о научной карьере — это не сказки. Родители заволновались, ведь это была не женская работа! Они хотели, чтобы дочь жила, как все: вышла замуж за порядочного человека, офицера, родила им внуков, занималась семьей и домом. Усугубляло обстановку то, что Юлия стала увлекаться западной литературой, разделяла идеи эмансипации женщин.

В 1869 году девушка отправилась в Петровскую земледельческую академию поступать на химический факультет. В это время женщин в высшие учебные заведения не принимали. Юлию даже не захотели пускать в кабинет секретаря. Она проскользнула в открытую дверь, когда горничная выносила чашки из-под кофе. Юлия робко протянула секретарю прошение о приеме, но он ответил следующее: «Знаете, что я вам скажу? Ректор академии отказал даже самой Софье Корвин-Круковской». Секретарь назвал это имя с таким уважением, что Юлия потеряла всякую надежду о поступлении.

Вот как об этом писала сама Софья: «Когда она (Юлия Лермонтова — прим. ред.) подала прошение о приеме в Петровскую земледельческую академию, тамошние профессора не нашли ничего умнее, как в ужасе воскликнуть, что не могут представить себе студента в шали или академика в чепце! Я утешала ее: когда Пифагор открыл свою знаменитую теорему, он принес в жертву богам сто быков. С тех пор все скоты боятся нового! Нужно вырваться из этого болота!»

Как же выдающиеся девушки Софья Корвин-Круковская и Юлия Лермонтова познакомились? После неудачной попытки поступить в академию будущий химик вернулась домой в расстроенных чувствах. Однако вскоре девушка поняла, что нужно делать. Она взяла лист самой красивой почтовой бумаги и написала письмо той самой Софье Корвин-Круковской. Эта фамилия была известной, поэтому Юлия легко узнала адрес.

Однажды вечером, когда семья собралась в гостиной, сообщили о нежданной гостье. В комнату впорхнула хорошенькая девушка. Это была Софья Корвин-Круковская, которая, получив письмо от Юлии, решила приехать, не теряя времени. Родители сначала потеряли дар речи, но уже через полчаса ужинали с новой знакомой, как старые друзья. Софья их просто очаровала.

Когда Юля и Софья смогли остаться наедине, они решили немедленно уехать в Европу. Туда, где женщины могут учиться наравне с мужчинами. «Как же мы уедем, ведь мы незамужние девушки, и родители нам не разрешат. И это неприлично, наверное», — беспокоилась Юлия. Софья ответила: «Все просто. Я решила: я выйду замуж за влюбленного в меня Владимира Ковалевского и стану Софьей Ковалевской. Муж вывезет меня за границу, а ты поедешь с нами, как подруга, как сестра. Мы покорим Европу».

Софья Ковалевская и Юлия Лермонтова

Так и случилось. Вскоре Софья заключила фиктивный брак с известным российским ученым-геологом, палеонтологом и зоологом Владимиром Ковалевским. Теперь он отвечал за девушку. Юлии же предстояло получить разрешение от отца. «Генералу же отпустить свое дитятко одну за границу было страшнее и тяжелее, чем в атаку с голыми руками пойти, — вспоминала Софья Ковалевская. — Юлия с настойчивостью будущего ученого светила читала папеньке лекции на тему: „Ученье — свет, а неученье — тьма“, но, скажу откровенно, как и абсолютное большинство „синих чулков“, она, увы, не имела подхода к натуре человеческой, тем более, мужской. Стоило мне дать отцу Юлии честное благородное слово, что я лично буду блюсти ее мораль и давать ему отчет о каждом ее шаге, поскольку жить его дочь будет под моей крышей и попечительством, как дело было решено».

Владимир Ковалевский

В 1868 году новобрачные отправились в Гейдельберг (Германию). Осенью к ним приехала Юлия, первое время она квартировалась у них. Они дружили. Часто вместе засиживались за столом, обсуждая науку, нигилизм и эмансипацию.

В Гейдельберге девушки должны были вместе посещать лекции местного университета. Вначале консервативные немцы определили их лишь в вольнослушательницы, но вскоре способности россиянок были оценены по достоинству. Софья занялась математикой. Юлию приняли на работу в лабораторию знаменитого немецкого химика-экспериментатора Роберта Бунзена. Именно в Гейдельбергском университете Юлия познакомилась с величайшим химиком Дмитрием Менделеевым. По его рекомендации девушка выполнила своё первое научное исследование — сложное разделение редких металлов, спутников платины.

Дмитрий Менделеев

В 1871 году Юлия переехала в Берлин, где в лаборатории немецкого математика, «отца современного анализа» Карла Вейерштрасса занималась Софья Ковалевская. Но даже здесь, несмотря на блестящие рекомендации гейдельбергских ученых, им не разрешили посещать лекции в Берлинском университете. Лермонтова стала частным образом работать в лаборатории немецкого химика-органика Августа Гофмана, где слушала его лекции. Здесь она первая в мире смогла найти ошибку в известной формуле вещества под названием дифенин. Одна из лучших работ Лермонтовой «О составе дифенина» была доложена Гофманом на заседании Немецкого химического общества, а затем опубликована (1872 году).

Юлия закончила диссертацию в 1874 году. Ее предстояло защитить в Геттингенском университете. Девушка писала друзьям: «Наконец, настал страшный день: экзаменовали меня все незнакомые профессора. Экзаменовалась я одна; экзамен продолжался два часа; по главному предмету — химия — экзаменовали очень продолжительно и строго…». Всю следующую неделю, ожидая результата, Юлия не могла есть и вообще шевелиться. Но мучения оказались не напрасными — ей была присуждена «докторская степень с высшей похвалой» за диссертацию «К вопросу о метиленовых соединениях». Это было поразительное событие. Впервые в мире женщина достигла таких высот в науке.

«В Россию Лермонтова вернулась ученым с именем, двадцативосьмилетним доктором химии, невиданной диковинкой для наших краев! Она стала первой женщиной-химиком в России, я ею очень гордилась. Сам Менделеев дал в честь ее возвращения на родину торжественный ужин», — вспоминала Ковалевская.

Юлию приняли в члены Русского Химического Общества. Более того, создатель теории химического строения органических веществ Александр Бутлеров пригласил Лермонтову работать в его лаборатории в Петербургском университете. Это тоже было очень престижно. Химик приняла приглашение. И уже в 1878 году одновременно с химиком Александром Эльтековым открыла реакцию алкилирования олефинов галоидпроизводными жирного ряда. Эта реакция легла в основу синтеза ряда видов современного моторного топлива.

К сожалению, отец Юлии не успел вдоволь нарадоваться успехам дочки, он уже тогда тяжело болел. До конца жизни Всеволод Лермонтов жалел, что не отговорил ее от научной деятельности: «Что благого может произойти, если юная девушка выбирает неженскую судьбу? Ни семьи, ни детей, ни уважения в обществе! Кому здесь нужна была ее докторская степень? Менделееву, хвалившему ее труды по химии? Его дочь по крайней мере обвенчалась, хотя и с беспутным поэтом Блоком…»

Всеволод Николаевич умер в 1877 году. Когда Юлия Лермонтова поехала на похороны отца в Москву, туда же в это время вернулась Софья Ковалевская с маленькой дочкой Фифой.

Софья Ковалевская с дочерью

Лермонтова очень быстро привязалась к ребенку, поэтому решила не возвращаться больше в столицу. В 1878 году Юлия Лермонтова стала крестной Фифы.

В Москве химик вступила в Русское техническое общество, занималась исследованиями кавказской нефти. Именно она первая смогла доказать преимущество перегонки нефти с применением пара; определила наилучшие условия разложения нефти и нефтепродуктов для получения максимального выхода ароматических углеводородов. Ее имя постоянно мелькало на страницах научно-популярных изданий. Более того, исследования, проведённые Лермонтовой, способствовали возникновению первых нефтегазовых заводов в России.

Тем временем Софья Ковалевская решила уехать в Европу, где ее просто обожали — в Швейцарии она была самой знаменитой женщиной того времени. В России математическому гению Софьи Ковалевской не нашлось места. А Юлия Лермонтова осталась с Фифой. Теперь ей большого труда стоило совмещать заботу о ребенке и научную деятельность. Она даже отказалась от места преподавателя в Петербурге.

В 1883 году из-за финансовых проблем в состоянии душевной депрессии покончил с собой отец Фифы Владимир Ковалевский. Через семь лет от воспаления легких скончалась и Софья Ковалевская. Так Фифа фактически стала дочкой Юлии Лермонтовой. В результате Лермонтова практически забросила научную работу и переехала с ребенком в родовую усадьбу Семенково, доставшуюся в наследство от отца.

Семенково было довольно заброшенное местечко, но Юлия быстро поставила сельское хозяйство на совершенно новый уровень. С такой же легкостью, как ей давалось изучение нефти, она изобрела способы улучшения почвы. И тогда Юлия взялась за сыроварение.

Сыры Лермонтовой прославили ученого не меньше, чем химические исследования. Ее горячо любимая Фифа, Софья Владимировна Ковалевская, вспоминала: «Мама увлекалась огородничеством и снимала такие урожаи, что местные жители только ахали в восхищении! Живя в российской глубинке, они и слыхом не слыхивали об удобрениях или о том, что возможно самим выводить новые сорта овощей… А еще она сама научилась варить вкуснейший сыр, подобного которому я никогда в жизни не пробовала!»

Юлия Лермонтова умерла в 1919 году от кровоизлияния в мозг. Последние годы своей жизни она посвятила воспитанию Фифы и налаживанию быта в родовом имении.

Вот что писала о ней ее крестная дочь: «Лишь годы спустя я узнала, что эта хрупкая, домашняя и уютная женщина была светилом химической науки. <…> Но когда я сама стала студенткой, имя химика Лермонтовой нигде не упоминалось. Лишь однажды в учебнике я наткнулась на химическую реакцию Бутлерова-Эльтекова-Лермонтовой и, расспросив старых преподавателей, узнала, кто на самом деле была моя мама Юля… Я была потрясена: в юности она отказалась от радостей жизни обычной женщины из дворянской семьи ради науки, а на пике творческой жизни добровольно ушла из науки ради дочери подруги, своей любимой Фуфы (так часто называла Фифу Юлия — прим. ред.), ради меня… Во время первой мировой я, как военный врач, повидала немало героических поступков, примеров мужества и стойкости. Но истинной героиней для меня осталась моя вторая мама, вся жизнь этой маленькой женщины — большой подвиг, перед которым я склоняю колени».

Источники:

  1. 365 Дней ТВ «Женщины в русской истории». Юлия Всеволодовна Лермонтова (www.youtube.com/watch?v=UpMWc4o50rI)
  2. Она взломала систему: как Юлия Лермонтова стала первой русской женщиной-химиком (www.mel.fm/istorii/4796238-julia_lermontova)
  3. Юлия Лермонтова: химия любви (www.myjane.ru/articles/text/?id=9666)
  4. Воспоминания Софьи Ковалевской (www.litmir.me/br/?b=219824)

Чтобы оставить комментарий, войдите в аккаунт

Видеообращение исполнительного директора Проекта "МЫ" Анжелики Войкиной